382626Я очень рад, что между Москвой и Ереваном сложились хорошие отношения, соответствующие состоянию отношений между нашими государствами и лидерами.

Из всех стран СНГ, в Армении я бываю чаще всего и дольше всего.

И в прошлом, и сейчас и, надеюсь, в будущем, наши связи можно охарактери­зовать как братские и дружеские. Наше поколение должно сработать таким обра­зом, чтобы исторически ничем не омраченные контакты между нашими народами развивались бы без перерыва.

О планах по сотрудничеству

В результате визита в Москву мэра Ерванда Захаряна мы подписали соглаше­ние, по которому предполагается продолжение нашего сотрудничества — от торго- во-хозяйственных до гуманитарных проектов.

Москва намерена участвовать в строительных проектах в Ереване. В свое время Москва не стала дожидаться особых благ от государства и начала действовать са­мостоятельно, чтобы себя продержать. И здесь стал развиваться и процветать мел­кий и средний бизнес. То же самое сегодня происходит в Ереване.

Мы будем поддерживать усилия по развитию русского языка в Армении и изуче­нию родного армянского языка — в диаспоре. Среди 141 московских национальных общин армянская — самая крупная. Это община с ин­теллектуальным потенциалом. Мы широко с ней сотрудничаем.В Москве, конечно, сегодня есть определенные трудности, но мы стремимся к тому, чтобы между армянской и другими общинами не возникало бы никаких трений. Надо чаще нам общаться друг с дру­гом, узнавать друг друга.

Об отношении к Араму Хачатуряну

В свое время я играл в одном московском оркестре, которым руководил Арам Хачатурян. Он находил время прослушать испол­нение каждого оркестранта в отдельности и каждого обнадежи­вал, что хорошо играют. И мне то же самое говорил, хотя я знал, что играю скверно… Отсюда у меня особое отношение к этому ком по зи то ру.

Об ордене Месропа Маштоца

Получение высшей награды — Ордена Месропа Маштоца — для меня большая честь и знак, который отражает наши искрен­ние уси лия по раз ви тию от но ше ний с Ар ме ни ей. Этот ор ден — оценка помощи, последовавшей от москвичей пострадавшей от разрушительного землетрясения Армении. Московские строи­тели первыми пришли после трагедии в Ленинакан и последни­ми оттуда ушли. Это было естественным братским проявлени­ем с нашей сороны тогда.